Короткое и спонтанное произведение, чем оно было навеяно и откуда вообще появились такие мысли, не помню.

Очень больно это признавать, но наш мир становится все более и более жестоким, а люди, населяющие его, все чаще становятся безразличными ко всему, безучастными к чужому горю. Я, Алексей Карасев, около года назад убедился в этом на примере одного моего случайного знакомого. Сам я считаю себя человеком успешным, несмотря на то, что живу на съемной квартире в Очаково. У меня есть любимая работа, любимая девушка, Наташа, с которой мы скоро собираемся пожениться. Но, к сожалению, так бывает не со всеми и не всегда.
Эта история случилась, в выходной день. Меня пригласил на свой день рождения мой давний друг и коллега по работе, живущий в подмосковном городе Железнодорожном.
У Наташи случился какой-то аврал на работе и она не смогла со мной поехать. Возвращаясь домой с вечеринки друга, я прошел через вокзал и начал подниматься по мосту, ведущему к поездам в сторону Москвы. Неожиданно увидел парня, сидящего на перилах моста прямо над путями, к которым приближался товарный состав. Издалека невозможно было определить его возраст, но в тот момент я об этом не думал. В считанные секунды, показавшимися мне бесконечно долгими, я добежал до него и успел вытащить парня обратно на мост в тот самый момент, когда он хотел прыгнуть под поезд. Я, с трудом сдерживая себя от того, чтобы ударить горе-прыгуна, принялся на него орать:
- Ты что творишь?! А если бы я не успел?! Ты хоть на чуть-чуть задумался о последствиях этого шага?! Не хочешь о себе думать, подумай о других! О жене, родителях, которые наверняка ждут тебя дома! Да хотя бы о машинисте того поезда, под который ты чуть не прыгнул, что ему чуть не пришлось пережить по твоей милости!
Выпустив пар и немного успокоившись, я в первый раз заглянул в глаза парня и осекся. В них была пустота и безразличие. Его взгляд выражал полную апатию. На вид ему было лет 40, хотя возможно так только казалось из-за давно небритой щетины, ранней седины на висках и глубоких морщин на лбу. Лицо было сильно осунувшимся, да и сам он весь был худой и изможденный. Сразу было видно, что жизнь его здорово потрепала.
- Нет у меня никого, - произнес он бесцветным голосом. – Родители умерли. Жена и дети погибли. Работы у меня больше нет. И друзей у меня, как оказалось, тоже нет. Ради чего мне жить? Ради чего, скажи, а?! Зачем ты меня вытащил?! – последние слова он буквально прокричал голосом, полным боли и отчаяния.
Пытаясь переварить услышанное, я предложил ему спуститься вниз и спокойно поговорить.
Мы спустились, присели на свободную скамейку и я просто сказал ему:
- Теперь рассказывай, что произошло?
И он начал сбивчиво рассказывать свою историю. Зовут его Сергей. Когда-то он был обычным человеком. Работал на складе автозапчастей, был счастливым семьянином и отцом двух сыновей 8 и 12 лет. Однако последний год сломал всю его жизнь. Начался он со смерти отца. Ему было уже далеко за 70. Он ушел тихо, во сне, сразу после Рождества. После похорон Сергей перевез мать к себе. Через два месяца, медленно угасая, как свеча, ушла и она, так же тихо.
Прошел еще месяц, стояла середина апреля. Сергей постепенно пришел в себя после череды похорон и решил вместе с женой Леной и детьми провести выходные в Конаково, у родителей Лены. Вообще теща, Зинаида Петровна, всегда его недолюбливала, считала выбор дочери не самым удачным и, едва познакомившись с Сергеем, постоянно внушала ей:
- Да ты посмотри на него! Он весь какой-то неказистый, звезд с неба не хватает, работает в какой-то вшивой конторе! Зачем он тебе? Не спеши! Найдешь ты себе мужика покрасивее и побогаче!
Однако Лена проявила упрямство и ее маме оставалось лишь смириться с этим неудачным, по ее мнению, браком.
Тесть же, Федор Михайлович, напротив, Сергея уважал. Они часто вместе ходили на рыбалку, когда Сергей с Леной к ним приезжали, или обсуждали футбольные и хоккейные матчи. Но все изменилось после той злополучной поездки.
По пути в Конаково их «десятка» попала в страшную аварию.
- Я никогда не забуду эти проклятые мгновения! – срывающимся голосом продолжал рассказывать Сергей. – Мы ехали через лес, Вадим и Миша веселились на заднем сидении, Лена прикрикнула на них, чтобы они не шумели. Я же следил за дорогой и старался не отвлекаться. Неожиданно из-за поворота на огромной скорости вылетел «КамАЗ». Он не вписался в поворот, вылетел на встречку и летел прямо на нас! Я резко вывернул руль, чтобы попытаться уйти от него, но не успел. Как мне потом рассказал врач, «КамАЗ» зацепил нас и протащил по инерции метров пятьдесят, после чего наша машина, отлетев в сторону, ударилась в дерево. Последнее что я помню, это крики жены и детей, страшный удар и темнота!
Целый месяц Сергей пролежал в коме. Очнувшись, он первым делом спросил врача про Лену и Вадика с Мишей. Отведя взгляд в сторону, врач сообщил ему страшную новость. Жены и детей больше нет. Они погибли еще до приезда «скорой». Водитель «КамАЗа» чудом выжил. После столкновения с «десяткой» он проехал еще метров двадцать, после чего свалился в кювет. Водителю зажало ноги и он не смог самостоятельно выбраться из разбитой машины. Как оказалось, он был сильно пьян, в тот момент, когда Сергей приходил в себя после аварии, он ждал суда в тюремном лазарете.
Сергей восстанавливался еще целых два месяца. Водитель злополучного «КамАЗа» был осужден на семь лет тюрьмы. Однако Зинаида Петровна считала, что Сергей виноват не меньше в смерти ее дочери, в том, что он не сумел избежать аварии. Убедить ее в чем-либо было невозможным. Она категорически отказывалась встречаться и разговаривать с Сергеем. Федор Михайлович также стал избегать встречи с ним. Сам Сергей не мог объяснить, в чем была причина неприязни тестя к нему, влияние жены или попытка убежать от неприятных воспоминаний, связанных с гибелью дочери и внуков. Тесть с тещей и похоронили Лену и Вадика с Мишей, пока Сергей был в больнице.
Выписавшись из больницы, Сергей первым делом навестил могилы Лены, Вадима и Миши, а затем с головой ушел в работу. Работа оставалась для него единственным смыслом его существования. Жизнью называть это было невозможно. Он все делал на автомате. На автомате вставал утром и ехал в контору, на автомате занимался повседневной рутиной, на автомате возвращался в пустую холодную квартиру, где его никто не ждал, и на автомате делал какие-то дела по хозяйству. Соседи, глядя на него, лишь сочувственно качали головами.
А потом сломалась последняя соломинка, за которую цеплялся Сергей после аварии.
Дела на фирме, где работал Сергей, давно шли неважно. Зарплату постоянно задерживали то на неделю, то на две, а то и на месяц. Народу становилось все меньше. Кого-то сокращали, кто-то сам уходил. Лишь немногие сотрудники, которые работали чуть ли не с самого основания фирмы, говорили что останутся до последнего.
Когда Сергей только выписался из больницы лишь несколько человек подошли к нему и поинтересовались, как у него дела, да и то ограничились лишь дежурными фразами:
- Здорово! Ну ты как, нормально?.. А как тот урод?.. Выжил?! Да лучше бы он умер! Не слышал, сколько ему дали?.. Семерку? Ну, туда ему и дорога! Ладно, держись друг.
Больше на него никто внимания не обращал. Все были заняты спасением обреченного корабля. Сергей был лишь маленьким винтиком одной большой машины.
Спустя месяц после возвращения Сергея к работе случилось то, что рано или поздно должно было случиться. Генеральный директор компании собрал всех сотрудников в общем зале, объявил, что фирма скоро будет ликвидирована в связи с плачевным финансовым состоянием и пообещал, что сделает все возможное, чтобы погасить все долги по зарплате. Это был конец. Сергей больше не видел смысла оставаться в этом мире. Он стал чужим среди живых. Он выходил из здания компании, не замечая коллег по работе, озадаченно смотрящих ему вслед. Краем глаза он заметил, что кто-то вроде бы даже хотел побежать за ним, но видимо передумал.
- Я не помню, как я прожил вчерашний день и весь сегодняшний, чем занимался, - глухим, обреченным голосом закончил Сергей свою историю. – Я помню только осознанное решение броситься под поезд. Это единственный выход, который я видел. Ну вот объясни мне, пожалуйста, зачем ты меня вытащил, а? Я ведь для тебя чужой человек! Я для всех чужой в этом мире! Скажи. Зачем?! И что мне теперь делать?!
Я сидел ошеломленный всем услышанным. Эта история просто не укладывалась в голове! Как такое вообще возможно, чтобы человек оставался один на один со своим горем?! Что это за друзья такие, которые оставили его одного в столь сложный жизненный период?! Какое они вообще имели моральное право называть себя его друзьями?! Что тут можно было посоветовать Сергею? Только жить дальше, несмотря ни на что.
- Знаешь, Сергей, - собравшись с мыслями, произнес я. - Я тебя прекрасно понимаю, тебе сейчас морально очень тяжело. То, что ты пережил, не пожелаешь и самому злейшему врагу. Но случайностей в этом мире не бывает. Если ты выжил в той мясорубке на лесной дороге, это значит, что ты кому-то еще нужен на этой земле. В этом городе тебе, конечно, оставаться больше нельзя. Ничего, кроме боли, он тебе не принесет. Что тебе делать дальше? Все очень просто! Смени место жительства, найди новую работу. Короче, начни общаться с новыми людьми! И ты обязательно встретишь настоящих, преданных друзей, которые не бросят тебя в трудную минуту, и возможно даже обретешь новую семью. Нужно только верить, что все у тебя будет хорошо. И обязательно сходи в церковь, помолись Богу, помяни родителей, жену, детей. И помни, ты не чужой в этом мире.
Я искренне проникся сочувствием к Сергею, предложил ему свою помощь, оставил номер телефона. Он был немного ошеломлен тем, что абсолютно посторонний человек проникся к нему искренним сочувствием. Он обещал позвонить, как устроится и начнет новую жизнь.
Сергей позвонил спустя полгода. Он искренне благодарил меня за то, что я тогда удержал его от необдуманного шага. Он продал свою квартиру в Железнодорожном, переехал в Видное и сейчас работает слесарем в автосервисе. Правда, семьи у него пока нет, но думаю это еще впереди.
После той истории прошел почти год, а я время от времени задумываюсь над тем, как все-таки жесток наш мир, как много в нем равнодушных и безучастных людей, спешащих по своим делам и не замечающих чужое горе. Таких, как Сергей не так уж и мало, но не всем так везет, как ему. Кто-то спивается, а кто-то, посчитав себя чужим среди живых, бросается с крыши или с моста под поезд или просто вешается или топится. Я не прошу Вас, дорогой читатель, обращать внимание на каждого постороннего алкоголика, потерявшего всякий человеческий облик. Но можно же общаться с коллегами по работе не только о делах. Просто хоть иногда задумайтесь над тем, как живут те, с которыми вы встречаетесь и общаетесь каждый день в офисе или в цеху. Постоянно тесно общаясь друг с другом, мы сможем сделать этот мир чуточку добрее.