Рассказ Александра Александровича Бестужева-Марлинского «Страшное гадание» — чисто фантастическое произведение, в котором автор проявил свою любовь к русскому фольклору: колдовству, гаданию, явлениям нечистой силы. Этот страшный святочный рассказ с национальной самобытностью перемешивает в себе образы оборотней, русалок, привидений и нечистого с реальными событиями. Но в присущей автору манере, в конце рассказа все фантастические произведения получают рациональное объяснение.

Добавлю от себя, что рассказ написан исконным сочным русским языком, его можно бесплатно скачать в аудиформате на сайте,озвученный звонким женским голосом:

http://bibe.ru/strashnoe-gadanie/ , есть и в текстовом формате, здесь:

http://tululu.org/read75464/1/

Позволю себе привести здесь характерный фольклорно-поэтический отрывок:

Гаданья на Новый год пошли обычной своей чередою, Петух, пущенный в круг, по обводу которого насыпаны были именные кучки овса и ячменя с зарытыми в них кольцами, удостоив из которой-нибудь клюнуть, возвещал неминуемую свадьбу для гадателя или загадчицы... Накрыв блюдом чашу, в которой лежали кусочки с наговорным хлебом, уголья, значения коих я никак не мог добиться, и перстни да кольца девушек, все принялись за подблюдные песни, эту лотерею судьбы и ее приговоров. Я грустно слушал звучные напевы, коим вторили в лад потрясаемые жеребьи в чаше. Слава Богу на небе, Государю на сей земле! Чтобы правда была Краше солнца светла; Золотая ж казна Век полным-полна! Чтобы коням его не изъезживаться, Его платьям цветным не изнашиваться, Его верным вельможам не стареться! Уж мы хлебу поем, Хлебу честь воздаем! Большим-то рекам слава до моря, Мелким речкам до мельницы! Старым людям на потешенье, Добрым молодцам на услышанье, Расцвели в небе две радуги, У красной девицы две радости, С милым другом совет, И растворен подклет! Щука шла из Новагорода, Хвост несла из Бела озера, У щучки головка серебряная, У щучки спина жемчугом плетена, А наместо глаз дорогой алмаз! Золотая парча развевается Кто-то в путь в дорогу собирается. Всякому сулили они добро и славу, но, отогревшись, я не думал дослушивать бесконечных и неминуемых заветов подблюдных; сердце мое было далеко, и я сам бы летом полетел вслед за ним. Я стал подговаривать молодцов свезти меня к князю. К чести их, хотя к досаде своей, должно сказать, что никакая плата не выманила их от забав сердечных. Все говорили, что у них лошаденки плохие или измученные. У того не было санок, у другого подковы без шипов, у третьего болит рука. Хозяин уверял, что он послал бы сына и без прогонов, да у него пара добрых коней повезла в город заседателя... Чарки частые, голова одна, и вот уж третий день, верно, праздничают в околице.

Да, изволишь знать, твоя милость, примолвил один краснобай, встряхнув кудрями, теперь уж ночь, а дело-то святочное. Уж на што у нас храбрый народ девки: погадать ли о суженом не боятся бегать за овины, в поле слушать колокольного свадебного звону, либо в старую баню, чтоб погладил домовой мохнатой лапою на богачество, да и то сегодня хвостики прижали... Ведь канун-то Нового года чертям сенокос.

Полно тебе, Ванька, страхи-то рассказывать! вскричало несколько тоненьких голосков.

Чего полно? продолжал Ванька. Спроси-ка у Оришки: хорош ли чертов свадебный поезд, какой она вчерась видела, глядясь за овинами на месяц в зеркало? Едут, свищут, гаркают... словно живьем воочью совершаются. Она говорит, один бесенок оборотился горенским Старостиным сыном Афонькой да одно знай пристает: сядь да сядь в сани. Из круга, знать, выманивает. Хорошо, что у ней ум чуть не с косу, так отнекалась.

Нет, барин, примолвил другой, хоть россыпь серебра, вряд ли кто возьмется свезти тебя! Кругом озера колесить верст двадцать будет, а через лед ехать без беды беда; трещин и полыней тьма; пошутит лукавый, так пойдешь карманами ловить раков.

И ведомо, сказал третий. Теперь чертям скоро заговенье: из когтей друг у друга добычу рвут

Полно брехать, возразил краснобай. Нашел заговенье. Черный ангел, или, по-книжному, так сказать, Ефиоп, завсегда у каждого человека за левым плечом стоит да не смигнувши сторожит, как бы натолкнуть на грех. Не слыхали вы разве, что было у Пятницы на Пустыне о прошлых святках?

А что такое? вскричали многие любопытные. Расскажи, пожалуста, Ванюша; только не умори с ужасти. Рассказчик оглянулся на двери, на окно, на лица слушателей, крякнул протяжно, оправил правой рукою кудри и начал.