1. Эрленд Лу — "Наивно. Супер"

Эрленд Лу - популярный норвежский писатель, сценарист, режиссер театра и кино, лауреат ряда литературных премий. Роман "Наивно. Супер" - самая известная его книга, написанная от лица тридцатилетнего героя, переживающего "кризис середины жизни", - переведен уже на дюжину языков и везде, в том числе и в России, встречен с восторгом. Эта обаятельная и иронично-сдержанная вещь сродни хорошей примитивной, "наивной" живописи - на первый взгляд просто и смешно, всмотришься - умно и трогательно, и детали, при общей кажущейся простоте, выписаны точно и мастерски.

2. Борис Виан — "Пена дней "

Борис Виан писал прозу и стихи, работал журналистом, писал сценарии и снимался в кино (полтора десятка фильмов, к слову сказать), пел и сочинял песни (всего их около четырех сотен). Редкий случай, когда интеллектуальная проза оказывается еще и смешной, но именно таков главный роман Бориса Виана "Пена дней". Чего стоят только шпильки в адрес идола французского авангарда Жана-Поля Сартра! Напечатанная первый раз шестьдесят с лишним лет назад, "Пена дней" и в начале XXI века выходит во всем мире миллионными тиражами. Неслучайно Ф. Бегбедер поставил этот роман в первую десятку своего литературного хит-парада.

3. Эжен Ионеско — "Носорог"

Эжен Ионеско - драматург, один из родоначальников театра абсурда, признанный мэтр французской литературы. Театр абсурда уже давно вошел в нашу жизнь как синоним современного бытия. В  пьесе"Носорог" говорится о традиционных темах мировой литературы - о смерти, любви, одиночестве, грезе, однако говорится таким образом, что читатель и зритель задают себе вопрос: "Что такое наше существование и как возможно зло или, вернее, почему зло вмешивается в чудо существования?"

4. Евгений Клюев — "Между двух стульев"

На обложке первого издания повести Клюева "Между двух стульев" имя автора было указано так: "Евгений Клюев". Переиздавая повесть через несколько лет, издатели допустили ошибку: на обложке второго издания в имени Клюева оказалось два "ни" - "Евгениний Клюев". А на обложке следующего, третьего, издания стояло уже три "ни" - "Евгенининий Клюев". Конец этой странной традиции положило четвертое издание книги: редактор, не любивший, темного пива, вместо ожидаемых четырех "ни", ограничился одним, таким образом вернув автору его доброе имя.

5. Ролан Топор — "Принцесса Ангина"

Выдающийся французский художник, писатель-сюрреалист, артист, сценарист, телережиссер Ролан Топор родился в Париже в семье польского иммигранта.
В начале 60-х годов Ролан Топор вместе со своими друзьями, такими же беженцами и странниками в мире реальном и вымышленном - драматургом Аррабалем и писателем Ходоровским - создает группу "Паника". Он начинает не только рисовать карикатуры, ставшие сейчас классикой искусства 20 века, но и сочинять романы, рассказы и пьесы. Любое творчество увлекает его: он рисует мультфильмы, пишет стихи для песен, иллюстрирует книги, снимается в кино. Первый переведенный на русский язык роман Ролана Топора "Принцесса Ангина" - анархическая, полная головокружительной игры, странных сновиденческих образов, черного юмора и фантазий сказка - заставляет по-другому взглянуть на мир, в котором мы живем.

6. Чак Паланик — "Невидимки"

Роман, который Чак Паланик написал задолго до "Бойцовского клуба". Тогда эту книгу оценили очень немногие. Теперь - наконец-то! - стало ясно: Чак Паланик был хорош всегда. Просто время воспринять его прозу настало не сразу... Эту книгу ее рассказчица пишет собственной кровью. Когда ее читаешь, возникает ощущение, что собственной кровью ее написал Чак Паланик...

7. Юрий Коваль — "Суер - выер"

Юрий Коваль (1938 - 1995) известен прежде всего как писатель детский. Поклонники его творчества в первую очередь вспоминают `Приключения Васи Куролесова`, `Пограничного пса Алого`... И вот - `Суер - Выер`. Книга, несмотря на кажущуюся свою несерьезность -очень сложная и глубокая, во многом даже пророческая. В общем, книга для взрослых. Однако не для всех, а только для тех, которые не разучились быть детьми, удивляться, хохотать до слез, любить друзей... И до сих пор мечтают открывать острова в неведомыхморях. Людям же злым и скучным эту книгу читать просто не рекомендуется. Удивительно верно сказала о Ковале поэтесса Татьяна Бек: `Слово Юрия Коваля будет всегда, пока есть кириллица, речь вообще и жизнь на Земле`.

8. Алтберт Санчес Пиньоль — "В пьянящей тишине"

На богом забытый остров в Антарктике приезжает новый метеоролог. И обнаруживает, что его предшественник бесследно исчез. Единственный обитатель острова - смотритель маяка - молчит, явно что-то скрывая. Но вот наступает ночь... Первая в череде безумных ночей! Он должен выжить. Не сойти с ума. И понять, что это за странное существо, с которым столкнула его судьба? Отвратительный монстр? Или самая прекрасная и желанная в мире женщина?

9. Льюис Кэррол — "Охота на Снарка"

Поэма "Охота на Снарка" — шедевр английской поэзии нонсенса. Литературный шедевр более ста лет пребывал в тени двух "Алис", а современники писателя считали эту поэму "бредовым и безвредным полетом фантазии". Нынешние исследователи творчества Кэрролла трактуют это произведение как триумф мастера, знаменующий уход от реальной действительности, как сюрреалистическую поэму об экзистенциальной агонии.

10. Даниил Хармс — "Случаи"

Даниил Хармс (1905-1942) - ярчайший представитель русского литературного авангарда. Гротеск и буффонада прозы и драматургии Хармса срывают маску с видимой логичности бытия, обнажая его абсурдные механизмы. Искрящийся бурлеск поэзии Хармса - завораживающий танец звуков и смыслов. Кроме пьес, рассказов и стихотворений, в настоящую книгу вошли также письма Даниила Хармса, удивительного писателя, вся жизнь которого была непрерывным художественным актом, творчеством без границ.

Источник