Начать с того, что где-то наверное с год назад или больше я читала на сайте Акунина, что он взялся участвовать в каком-то конкурсе во Франции на тему написания рассказа или повести, в которой фигурировал бы Одиссей. По крайней мере так мне запомнилось. И что он то ли выиграл конкурс этот, то ли просто поучаствовал, но главное он оригинально обыграл тему, сделав Одиссея большевиком-революционером, которого ловит Фандорин. И тем самым превратив этот рассказ или повесть в продолжение саги о Фандорине, где тот действует уже в 1914 году. Вспомним, что последняя вышедшая книга о Фандорине «Весь мир –театр» имела временем действия 1911 год. Все с нетерпением ждали, как будет действовать Фандорин во время Первой мировой войны и далее в 1917-ом. Так вот, эта «Охота на Одиссея» была уже официально обьявлена продолжением Фандоринской серии. А что же мы имеем в итоге? В итоге мы имеем «Черный город», куда Акунин включил первой главой то, что у него называлось «Охота на Одисея»

А дело там было так: Фандорин под каким-то неубедительным предлогом оказывается в Крыму, где в это время некий Одиссей якобы пытается совершить покушение на царя Николая II . Местные полицейские власти уговаривают Фандорина помочь с выявлением этого Одиссея, на которого имеются некоторые наводки. В результате, оказывается, что Одиссей покушался на царя только для отвода глаз, а на самом деле под носом у Фандорина убивает начальника дворцовой охраны, якобы ужасного негодяя, приговоренного большевиками к смертной казни. И вот Фандорин, якобы не стерпевши, что так оконфузился и дал себя обыграть, решает самостоятельно найти и отомстить этому самому Одиссею. Прямо скажем, начало не очень увлекательное, да и цель не очень впечатляющая.

Далее. Возвратившись в Москву, Фандорин по каким-то своим каналам узнает, что Одиссей якобы пребывает в Баку и отправляется за ним туда. Заодно мы узнаем, что женившись три года назад на актриске, он уже давно разочаровался в этом браке и только его джентльменство не дает ему решительно отделаться от этой постылой жены. Как мы помним по «Театральному роману», там в конце появляется из Франции бывший Сенька Скорик, называющийся теперь месье Симоном, преуспевающий и фанатичный кинодеятель, ухитрившийся за 11 лет настолько офранцузится, что стал говорить на адской смеси французского с нижегородским. Мне очень нравился этот Сенька в «Любовнице смерти». Такой цельный живой образ, один из моих любимых персонажей во всей Фандоринской серии. Я уже писала, что если бы за лучшие литературные образы существовала премия вроде Оскара, то первую премию за образ главного героя вне всякого сомнения получил бы сам Фандорин, а за образ второго плана я бы голосовала за Тюльпанова и Сеньку. Так вот, «Театральным романом» Акунин напрочь испортил образ Сеньки. Нет, чтобы придумать новое действующее лицо, так надо было взять прекрасный персонаж и превратить его в совсем другого человека. Я себе Сенькино будущее, после того, как они с Фандориным уехали во Францию в 1900 году на Фандоринском экпериментальном автомобиле, типа Антилопы Гну (пробег Москва – Васюки, то есть Париж), представляла несколько по-другому.

Так вот, почему я о Сеньке. Дело в том, что постылая жена Фандорина стала звездой кино, даже переменила имя и взяла псевдоним Клара Лунная и все это под руководством кинопродюсера Сеньки, то есть теперь Симона. И снимают они фильму из жизни восточного калифа, типа Гарун Аль Рашида не где-нибудь, а именно в Баку. Так что Фандорину поневоле и неизбежно придется встретится там со своей женой, но ради важного дела (найти и покарать Одиссея) он с этой неизбежностью смиряется. Вообще, вся линия отношений Фандорина и Клары настолько банальна и неинтересна, как тысячи и тысячи таких историй про постылые браки. Просто сцены киносьемки, потом шикарного приема киногруппы местным нефтяным магнатом и другие эпизоды, как-то связанные с женой Фандорина, служат только фоном на котором разворачивается основное действие романа. Хотя, если честно, то какого-то цельного основного действия у автора не получилось. Роман какой-то рыхлый, рассыпающийся на части.

Кстати об историческом фоне. Во всех своих книгах, не только в серии про Фандорина, Акунин мастерски изображает исторический фон. Видна серьезная работа автора с источниками и ему полностью доверяешь, но фон остается фоном, хоть и великолепно выписанным, а следишь затаив дыхание все-таки за приключениями героя. А вот в этом романе «Черный город» (кстати, Черный город – это название всего лишь пригорода Баку, где густым лесом высятся нефтяные вышки), мне было значительно интереснее прочитать про атмосферу, царившую в Баку накануне Первой мировой и вообще про нефть, как таковую и связанные с ней проблемы. Я много читала статей на эту тему по документальным источникам и мне хотелось увидеть, как именно Акунин это опишет. Кстати, Фандорин узнает об убийстве эрцгерцога Фердинанда в Сараево по дороге в Баку, но как-то не придает этому серьезного значения. Он считает, что все как-то обойдется. А мне казалось, на основании всего, что я читала раньше, что ситуация в мире была настолько напряженной, что достаточно было малейшего повода, чтобы эта напряженность вылилась в вооруженное столкновение. И Фандорин по идее должен был бы интересоваться международной политикой.

Так вот, в этом романе как-то неубедительно показан исторический фон кануна большой войны, которая, между прочим, судя по тому, что я читала, как раз и была развязана не в последнюю очередь за передел собственности нефтяных месторождений. А Бакинские нефтепромыслы играли в этом переделе чуть ли не главную роль. Также как, заметим, и во Второй мировой войне. Так вот, главные игроки этого передела и вообще вся атмосфера Баку в этот период выписаны у Акунина как-то невнятно. По крайней мере у меня не осталось ясного представления. Мне даже хотелось бы больше прочитать именно документальных описаний и исторических подробностей, чем следить за метаниями главного героя. Вобщем, фон оказался интереснее собственно сюжета.

Кроме этого: если во всех книгах серии кроме Фандорина и все другие персонажи были блестяще выписаны, и второго и третьего плана, и просто проходные случайные типы, которые все как живые и узнаваемые, то здесь Акунин нагромождает каких-то странных типов, которые получаются неправдоподобными и неубедительными, где-то даже карикатурными. Взять хоть кинорежиссера, влюбленного в жену Фандорина. Или полицейского чина, который якобы помогает Фандорину, а на самом деле вставляет ему палки в колеса. А чего стоит таинственный евнух. А уж совсем неправдоподобно получился бандит из местных, которого по идее должна ловить полиция, но который живет себе спокойно по адресу, известному половине города и куда не зарастает народная тропа. Но конечно, первое место по надуманности должно принадлежать даме, выбранной автором на роль новой пассии Фандорина. Но о ней после. В сцене в казино Акунин вывел и вовсе каких-то ходульных типов, которые кажутся не живыми людьми, а грубо нарисованными бумажными человечками. И использует знаменитый театральный прием кажется Станиславского – «если на сцене висит ружье, то оно обязательно выстрелит». А больше всего меня поразила история, рассказанная Фандорину человечком в казино про одного проигравшегося в дым богатого наследника. Дело в том, что этот сюжет кочует в Интернете уже много лет, типа притчи, он есть у меня на испанском и я даю его для перевода моим ученикам. И вот я с удивлением вижу, что Акунин вставляет этот ходульный эпизод в свой роман. И вообще, вся сцена в казино притянута за уши, наверно для того, чтобы хоть как-то оживить вялотекущее повествование.

В то же время, другие персонажи становятся просто статистами. К персонажу Сеньки – Симона нéчего ни добавить, ни убавить. Маса, которого почти в самом начале тяжело ранят, в дальнейшем никакого участия в сюжете не принимает, и вообще остается неясно, если он выживет или Акунин и его угробит. Потом какие-то австрийцы путаются под ногами, вроде бы намечается некая детективная линия, но так ничего и не происходит и эта линия тоже уходит в песок.

Кроме того, если раньше в Фандоринской серии действия персонажей были логически обусловлены, а все концы с концами идеально сходились, как говорится «умри – лучше не скажешь», то здесь Акунин прибегает к приему дешевых детективов, когда читателя всю дорогу водят за нос, а главным злодеем в результате оказывается тот, на кого меньше всего можно было подумать, типа «Джексон оказался женщиной».

А уж сам Фандорин – это сплошное разочарование. Начать с того что, как я уже сказала, красивая история любви в «Театральном романе» здесь превратилась в некрасивую историю постылых отношений. Потом здесь как-то чересчур привлекает внимание манера Фандорина всегда красиво и элегантно одеваться и его переживания по поводу испорченных костюмов. Дело в том, что его раз за разом пытаются убить. Первый раз прямо на вокзале по приезду его чуть не столкнули под поезд и «замечательный летний кремовый костюм был безнадежно испорчен». Другой костюм погиб когда Фандорина чуть не утопили в нефтяной скважине. Третий уже не помню где и как погиб, но помню, что Фандорин переживал, что после всех этих покушений у него «осталось только четыре! приличных костюма». Вообще, когда мало действия, всегда находится место для разных мелких и неинтересных подробностей, типа, что ел, как оделся и тому подобных деталей.

Вот, всего ничего прошло с тех пор, как я дочитала Черный город, но уже и не помню толком последовательность событий. Общее впечатление, что Фандорина, как и читателя, водят за нос, он бросается от одной версии к другой, то ловит Одиссея, то кидается спасать похищенного ребенка одной интересной дамы (про нее позже), вобщем совершенно не владеет ситуацией, но при этом геройски лезет вперед, совершает какие-то прыжки и скачки, как-то не очень адекватно выглядящие для почти шестидесятилетнего человека. Очень много японщины, и это при том, что в самом начале Фандорин вроде бы обмолвился, что забывает язык. Но при этом он пишет дневники в японском стиле, постоянно вставляет в речь всякие японские выражения, совершает какие-то акробатические трюки, переворачивается через голову в японском стиле, не помню название и т.п. А еще он вдруг стал пользоваться японским способом видеть в темноте. Не было, не было у него такого умения, на протяжении восьми книг, что он вернулся из Японии, не было, а теперь ни с того, ни с сего появилось. Можно подумать, что раньше ему просто не приходилось геройствовать в потемках. Даже только приехав из Японии в Москву в «Смерти Ахиллеса» Фандорин (конечно же не Фандорин, а Акунин) не так выпячивал японщину, как тридцать лет спустя в Черном Городе.

Чтобы придать больше важности фандоринской деятельности, этот Одиссей представлен как чуть ли не главный поставщик денег для революции. Он устраивает всеобщую забастовку рабочих нефтяных промыслов с целью оставить Россию без нефти в предстоящей большой войне. А так как я уже писала, что исторический фон в этом романе как-то не очень убедителен, то уже и не знаешь, то ли это придумано, то ли на самом деле имело место быть. А уж Фандорину придано такой важности, что прямо дальше некуда. Только он один и может предотвратить неотвратимую войну. Якобы сам австрийский император пожелал, чтобы Фандорин помог разобраться с убийством в Сараево. И вот к нему в Баку прибывают первые лица империи, хорошо еще что не сам Николай II , подается специальный состав, чтобы срочно везти Фандорина на эту ответственную миссию и только смерть последнего не дает урегулировать международный конфликт мирным путем.

Да, смерть. Я еще раньше читала на сайте Акунина, что роман кончается тем, что Фандорина убивают. И там же сотни читательских комметариев с вопросом «а как же он попадет в Англию и родит сына, чтобы потом его внук Николас смог появиться в серии «Приключения магистра». Поэтому я уже была эмоционально подготовлена и ожидала такого конца, а когда возник вопрос о предотвращении войны, этот конец был единственно возможным. В последних строках романа Фандорину стреляют в голову. Действительно, интересно как Акунин выкрутится в следующей книге. Он же обещает фанатам, что будет продолжение. Наверно стрелявший промажет, или он будет жить с пулей в голове. Такие случаи бывают. Параллельно вспоминается роман из серии «Смерть на брудершафт», там где заграницей пытаются организовать покушение на ленина, и так хочется, чтобы оно удалось, но ведь уже знаешь, что этого не случилось.

Ну и наконец о последней даме сердца Фандорина. Первый раз он ее видит на приеме у нефтяного магната. Она мусульманка, вдова, ходит с закрытым лицом, только видны выразительные глаза, на которые обратил внимание Фандорин. Она тоже владелица нефтепромыслов и пытается договорится с устраивающим прием магнатом о методах противостояния всеобщей забатовке. А потом Фандорин встречает ее за кулисами, она уже с открытым лицом, стоит курит, в руке бокал вина и еще и насвистывает какую-то мелодию. Я, как бывший курильшик, такого себе представить не могу. Мне кажется невозможным курить и что-то мелодично насвистывать, да еще и периодически прикладываться к рюмке. Но близко сходятся Фандорин и эта Саадат, когда у нее похищают ребенка с целью надавить на нее, чтобы она тоже присоединилась к забастовке. Оказывается эта эмансипированная мусульманка еще и при живом муже уже покуривала и выпивала, и ребенка-то родила не от него, и вообще устраивает себе раз в месяц с помощью своего слуги-евнуха (того самого, который таинственный и непонятный) день секса. Выбирает с улицы приглянувшегося мужчину и евнух устраивает ей с ним встречу. Полное инкогнито и никогда не бывает второго раза. Из восьмидесяти с чем-то любовников сладко вспоминает только No . 27 (мммм). Но когда у них с Фандориным дошло до постели, то наш Фандорин не подкачал и Саадат решает сделать исключение, тем более, что Фандорин так и так ее знает и инкогнито уже не получится. Она назначает ему новую встречу, но он должен ехать спасать человечество. Он обещает вернуться, но... человек предполагает, а бог располагает.

И вот еще что меня прямо-таки поразило. С первой книги Акунина, прочитаной лет десять назад, я просто влюбилась в его язык. Такой прекрасный чистый русский язык, просто наслаждение читать. Во всей серии Фандорина язык мастерски стилизован под эпоху. Именно язык , образы, этот сочный переход с одного характерного языка на другой у персонажей - это просто захватывало, это было такое настоящее литературное лакомство. В Черном городе язык Акунина просто никакой. Даже попадаются словечки совсем не к месту и не ко времени. Запомнилось, как сказано про львицу «повернула свою лысую башку...». Почему башку и почему лысую? Вы еще спросите - а откуда там львицы? Потом Фандорин еще раз называет голову башкой. Может это так на местном наречии? Говорят же «секир башка делать» вместо «голову отрубить». Вобщем, в этом романе язык выдает современного писателя, пишущего на современном языке, местами не очень убедительно имитирующем местное тюркское произношение, только и всего.

Вот вкратце такие мои впечатления о романе.