Добрый день,уважаемые читатели!Спасибо вам за комментарии.Спасибо за добрые слова и не очень добрые!Поверьте, все отклики для меня очень важны!

Меня очень волнует то,что происходит с русскими детьми в Америке.Тема,которую вы будете сегодня читать,как раз затрагивает этот вопрос.Я  пытаюсь понять,почему приемные дети из России так неоднозначно действуют на американцев,которые их усыновляют?Кто-то любит этих детей и вкладывает всю душу в их воспитание,а кто-то ненавидит так,что даже готов убить.Нет.Даже не так.Я пытаюсь понять,ЧТО заставляет американцев брать ребенка-инвалида,лечить,делать дорогостоящие операции,воспитаывать,и, самое главное,любить?

Итак,перо четвертое.Луиза.

Луиза всегда хотела иметь маленького ребенка. Своего собственного, маленького, теплого, очаровательного ангела. У ее подруги Мери было три брата и две сестры. Мери была старшей, и Луиза вдоволь насмотрелась на подгузники, пеленки, горшки, бутылочки, которые сопровождали все детство подруги. Однако это ни в коей мере не охладило желаний Луизы. Она мечтала быть матерью. Сама Луиза была единственным ребенком в семье. Выполнив всю программу, которую заложили в нее с детства родители, она наконец-то поняла, что теперь свободна. Она была первой по успеваемости в школе, окончила Университет с отличием, нашла отличную работу и отлично работала. Однако время шло, и слово отлично скоро стало для нее ненавистным. В ее отличной одинокой квартирке из пяти комнат было тихо, скучно и тоскливо. Родители Луизы с нетерпением ждали, что она встретит отличного парня, состоится отличная свадьба и дочь, наконец, подарит родителям отличного внука. Время шло. Луиза занималась карьерой, поднималась по служебной лестнице, и ненавидела праздники и выходные. Она ненавидела одиночество. А также ненавидела, в последнее время, походы в гости к родителям. Еле выдерживала страдальческие взгляды матери, и наигранно неунывающий тон отца. Все ее подруги давно были замужем, и имели детей. Кстати у той же Мери уже было трое детей, а Луиза все еще была в поиске. Нельзя сказать, что за эти годы Луиза не встречала достойных мужчин. Было всякое. Несколько раз дело даже доходило до свадьбы. Однако образ маленького ребенка, который будет называть ее мамой, вставал перед глазами Луизы, и девушка расторгала помоловку. Дело было в том,что Луиза твердо знала, что ее будущий ребенок будет очень похож на отца. На будущего мужа Луизы.

Луиза не была одержимой, а тем более фанатичкой. Ей не снились вещие сны, но, тем не менее, она знала. Стоило ей только представить личико своего будущего ребенка, тут же рядом возникало лицо мужчины. Лицо ее будущего мужа. Лицо отца ребенка. Все это Луиза видела как сквозь воду. Видения были нечеткими и размазанными. Однако девушка была уверена, что она обязательно узнает своего будущего мужчину, если он окажется рядом с ней. Встреча произошла на дне рождения одного из детей Мери. Джон работал в процветающей юридической фирме и в свои тридцать лет был до сих пор не женат. Луиза тоже не была юной девушкой. К моменту встречи ей должно было исполниться 27 лет. В отличии от скучавших гостей Луизе искренне понравился годовалый малыш ради которого и, был, собственно, организован праздник. Мери чувствовала эту искренность, и от души была рада, что Луиза пришла. Вскоре гости засобирались домой. Луиза сидела и боялась пошевелиться, малыш заснул у нее на руках. Спасла Луизу конечно Мери. Она рассмеялась и разбудила сына. Сын похныкал, но тут же снова заснул, устроившись поуютнее на руках у мамы. Мери пошла в детскую, чтобы уложить наследника в кроватку. Луиза расправила онемевшую спину и отправилась за подругой. Полюбовавшись на раскрасневшегося во сне малыша, подруги решили, что пора навести порядок. Гостей было много. Муж Мери пошел проводить своего босса, который тоже присутствовал на празднике, а уборка осталась на долю жены. Луиза не могла допустить, чтобы уставшая за день подруга взяла на себя еще и всю уборку. Девушка взялась активно помогать. Вечеринка проходила на лужайке около дома. Стопа тарелок высилась как башня. Луиза думала только о том, чтобы донести тарелки до мойки в целости и сохранности, и не заметила молодого человека, который неловко топтался посреди лужайки. Джон опоздал на праздник. Но просто так взять, и уйти он не мог. В руках у Джона была огромная коробка с подарком, которую он принес, чтобы вручить годовалому Стиву. Однако Джон никак не мог найти Мери. Луиза наткнулась на Джона и…Нет, она смогла удержать пошатнувшуюся башню, и не выронила ни одной тарелки. Тарелки не пострадали, пострадал Джон. Соус и объедки испачкали новенький костюм молодого человека. Луиза увидела свою оплошность и подняла глаза на красного от растерянности Джона. И тут же поняла, что краснеет сама. Перед ней стоял Он. А она, Луиза…Естественно, что не такой девушка представляла встречу со своим будущим мужем. Ситуацию спасла Мери. Вскоре все трое смеялись. Всякая неловкость была забыта. Домой Луиза возвращалась не одна. Джон сразу понравился ей, но, скорее всего, воспоминания о встрече вскоре бы канули в вечность, если бы не твердая уверенность Луизы в том, что рядом с ней идет человек, которого она ждала всю жизнь. Луиза никогда не была наглой, а уже тем более не умела брать штурмом тех мужчин, которые ей понравились. Но нынешний случай был особенным. В Джоне на первый взгляд не было ничего выдающегося. Перед Луизой стоял порядочный молодой человек из хорошей семьи. Его судьба была чем-то схожа с судьбой Луизы. В свое время он, так же как и девушка, положил все свои силы на алтарь родительского снобизма. Конечно, он учился в другом городе и в другом университете, да и факультет был другой. На этом различие кончались. Джон, так же как и Луиза, не любил шумных вечеринок. Он предпочитал проводить вечер за хорошей книгой или любимым фильмом. В жизни Джона не было потрясений, резких взлетов и падений. Так же как и Луиза, все праздники и выходные он посвящал своим родителям. Впрочем, отличие у них все же было. Джон не видел внутренним зрением, ту, которая станет его будущей женой. Луиза же… Луиза же знала, что такой шанс выпадает в жизни только один раз. И, безусловно, ей понравился Джон. В нем девушка видела что-то родное. Через год молодые сыграли свадьбу, еще через год у них родился сын. После этого прошло еще два года, и на свет появился второй ребенок. Джон очень любил свою семью. Он гордился своими детьми. Он уважал родителей Луизы и был полон благодарности к жене за то, что та с таким же теплом относится к его родителям. На работе у Джона тоже было все отлично. Медленно, но верно он поднимался по служебной лестнице. Кажется, ну чего еще желать человеку? Однако в последнее время он почувствовал резкое охлаждение со стороны жены. Даже не так, охлаждения не было. Было страдание. Луиза страдала, но не говорила Джону о том, что с ней происходит. Джону не с кем было посоветоваться. Мужчина понимал, что в доме поселилась боль и тоска, но не понимал причину ее. Последние роды были такими тяжелыми, что врачи боялись попеременно то за мать, то за малыша. В конце-концов все обошлось благополучно, но врач предупредил что Луизе нельзя больше иметь детей. Однако Джон не заметил, чтобы Луиза очень уже горевала бы по этому поводу. Во всяком случае, два месяца назад, в тот момент, когда муж привез жену и нового члена семьи домой, на лице у Луизы было только чувство облегчения и счастья. Два месяца семья жила дружно и счастливо. И вот теперь…У Джона был друг. Чуть поколебавшись, Джон все же решился обратиться к нему за помощью. Он подозревал, что у Луизы послеродовая горячка. Друга звали Майкл, и он был врачом - хирургом. Женские проблемы были не его специализацией, но он порекомендовал Джону человека, к которому можно было обратиться. Луиза согласилась на обследование, не спрашивая ни о чем. Однако все анализы были в норме. Визиты к невропатологу и психиатру тоже ничего не дали. Все специалисты отмечали отменное психическое здоровье Луизы и ее здравомыслие. Ситуация зашла в тупик.

Джон чувствовал, что Луизы пытается что-то ему открыть, и был готов выслушать и понять все, что бы не рассказала ему жена, но Луиза никак не могла решиться. Несколько раз она начинала разговор о своем детстве, но тут же сама перебивала себя и уходила в детскую.

Ну, что-же, сделав вывод, что ждать помощи от Луизы бесполезно, обратим свои взоры к ангелу. Тем более что он уже давно кружит над детской кроваткой. Однако кроватка стоит не в той детской, которую мы только что покинули, да и не кроватка это вовсе, а вместилище для трех маленьких тел. Нет, детская кровать была не шире и не уже чем обычно. Обычная стандартная детская кровать. Однако, тем детям, которые лежали в ней, было тесно и неуютно. И не удивительно. Дети были привязаны веревками, и весь их мир ограничивался бортами кровати. Все трое были инвалидами. Две девочки были маленькими и худенькими, мальчик был толстым и рослым. Однако, приглядевшись, можно было заметить, что мальчик явно не богатырь и полнота его не от хорошего питания. Мальчик был тоже болен. Детский дом, о котором я сейчас рассказываю, находился далеко от Москвы. В краю, где по девять месяцев свирепствуют сибирские морозы. В детском доме было холодно. Батареи еле теплились. Дети, лежащие в кроватке, были одеты очень легко. Однако никто не тревожился по этому поводу. Никто не спешил одеть детей потеплее, и подоткнуть под них одеяло. Нянечки, снующие по коридорам детского дома, были добрыми и ласковыми, но очень уже замотанными. Детей было больше 200 человек. Большая часть детей обслуживать самих себя не могла. По стенам текло, в туалете не работал слив, и приходилось довольствоваться шлангом в том случае если возникала нужда войти в дурно пахнущее помещение именуемое комнатой гигиены. Стекла в некоторых окнах были выбиты.

Ангелы не бесстрастны. Во всяком случае, наш ангел был удивлен и встревожен. В одной из кроваток лежала девочка будущее которой обещало быть великим. Девочка обладала необычной внешностью и прекрасным характером. В те редкие минуты, когда кто-то из взрослых находил минутку, чтобы погладить ребенка по голове, и сказать несколько ласковых слов, малышка включала все свое обаяние. Златокудрая куколка тянула маленькие ручки ко всем, кто хотел ее приласкать. Ручки у малышки были чудесными-маленькие, пухленькие, все еще в младенческих ямочках, а вот ножки…Ножек у маленькой принцессы не было. У девочки отсутствовали малые берцовые кости, не было лодыжек и костей стоп. И именно эту девочку увидела много лет назад Луиза. В ее видении они стояли все трое: Джон, Луиза и маленькая русалочка с золотыми кудрями. Ангел кружил над детской кроваткой, но сделать ничего не мог. Ему не ясен был промысел божий в отношении этого ребенка. Дело в том, что пера для этого ребенка у ангела не было, однако улететь ангел тоже не мог. Небесно голубые глаза маленькой крохи держали его в комнате детского дома сильнее магнита. Иногда ангелу казалось, что девочка его видит, но он тут же отгонял от себя эту бредовую мысль. Но, вероятно, девочка все же видела ангела. Во всяком случае, утром, едва открыв глазки, она находила взглядом ангела и улыбалась ему. Ангелы не испытывают чувства умиления. С каждым днем ангел лишь больше и больше тревожился. Он уже больше месяца находился здесь, в детском доме, но не мог предпринять никаких действий. Ангел знал лишь одно: пера для этого ребенка у него нет. Много лет назад перо приземлилось в руки другой маленькой девочки, и ангел подозревал, что произошла путаница. Кто-то что-то напутал в небесной канцелярии. Если такое вообще было возможно. И вот теперь ангелу приходилось ждать неизвестно чего и переживать о том, что будущее маленькой воспитанницы детдома ему не подвластно.

Той девочкой, около ног которой много лет назад приземлилось белое, светящееся перо, была Луиза. И именно об этой истории она несколько раз порывалась рассказать Джону. Дело было так: однажды Луиза потерялась. Девочка училась в самой обыкновенной школе. Однако школа была очень хорошей. Два раза в месяц школьники отправлялись в пешие походы. Походы были интересными. Были привалы. Разжигали костры, готовили пищу. Экскурсовод удивительно интересно рассказывал о тех местах, и тропах, по которым сейчас шли ребята. Сценарии походов всегда тщательно продумывались и отличались разнообразием. Детям никогда не надоедало идти и узнавать о своем крае что-то новое. Каждый раз перед походом проводился тщательный инструктаж. Луиза считала себя бывалой путешественницей и инструктаж почти не слушала. Хотя в этот раз ей бы очень пригодилось то, о чем рассказывали, и предупреждали взрослые. Неделю назад Луизе исполнилось девять лет. Было много гостей и подарков. Мери подарила Луизе набор, он назывался «Шкатулка рукодельницы!». В наборе было много разнообразных бусин, бисера, бусинок, поедок и всяческих блестяшек. Набор был предназначен для того, чтобы девочки учились сами создавать себе предметы бижутерии. Чуть потрудившись можно было собрать из набора бусы, браслеты, кольца. Кроме того, можно было собрать даже диадему и колье. Разбирая подарок, Мери и Луиза обнаружили в коробке шарик молочного цвета. В шарике не было отверстия, да и для бусины он был великоват. Мери сразу отодвинула шарик, а Луиза перечитала перечень того, что было вложено в коробку для рукодельниц. Шарик в перечне не упоминался. Удивительно, но шарик стал самой любимой игрушкой Луизы. Когда она смотрела в глубины шарика, ей казалось, что туман начинал двигаться, и проступали шпили королевского замка. Однажды туман раздвинулся настолько, что Луиза увидела мачты корабля. А когда туман растаял совсем, взору девочки предстала палуба корабля. По палубе прогуливались Русалочка и Принц. Луиза не отдала бы теперь этот шарик за все богатства мира. Но вернемся к пешему походу. Дорога, по которой шагали школьники, была утоптана тысячами башмаков. Экскурсовод не требовал, чтобы дети шли парами. А раз этого не требовал экскурсовод, то и учительница не настаивала. Дети вели себя хорошо. Не шумели, вперед не забегали, и поэтому учительнице даже не пришло в голову каким-то образом ограничивать своих учеников. Мери заслушалась и ушла чуть вперед. Не то что бы Мери очень занимали истории, которые рассказывал краевед. Девочку интересовал сам экскурсовод, молодой парень лишь недавно окончивший исторический факультет. Луиза чуть-чуть поодстала, заглядевшись на мерцание шарика. Ей казалось, что еще чуть-чуть, и шарик откроет то, о чем она мечтала с детства. Луиза хотела увидеть сказочную страну всю целиком. Заглядевшись, девочка не заметила, как наступила на небольшую выбоинку.Она смогла удержать равновесие и не упасть, но шарик удержать не смогла. Шарик выкатился из ладони и упал вниз. По двум сторонам дороги были скаты. Шарик благополучно скатился и исчез в лесной поросли. Луизе стало дурно. Ни за какие коврижки не смогла бы она расстаться со своим шариком. Оглянувшись на одноклассников, которые бодро трусили за экскурсоводом и учительницей, девочка приняла решение. Она отстанет от группы лишь на несколько секунд, а потом догонит их. Спустившись по скату, Луиза раздвинула траву, и тут же нашла шарик. Однако снова подниматься на дорогу она не захотела. Паралельно дороге шла самодельная тропа. Луиза решила, что не будет никакого ущерба, если она пойдет по этой тропе. Девочка была уверена, что в любой момент она снова сможет выйти на дорогу. Она так и сделала. Какое-то время она даже слышала голоса одноклассников, которые впрочем, скоро отдалились и исчезли. Правда Луиза не сразу заметила этого. Взволнованная и счастливая она изо всех сил прижимала к себе шарик. Вдруг глубины шарика потемнели, или это стало темно в лесу? Луиза очнулась и обнаружила, что давно не слышит голоса друзей. Заволновавшись, она попыталась вернуться обратно на дорогу. Однако пройдя несколько метров обнаружила что заблудилась. Три дня маленькая девочка провела в лесу одна. Она не знала, что ее разыскивают. Розыскивает большое количеств людей. Лес все три дня утюжили вертолеты. Однако зеленая шапка леса была столь непроницаема, что сквозь нее невозможно было что-то увидеть. Кое-что было у нее в рюкзачке, но этой еды хватило ненадолго. К вечеру следующего дня Луиза стала терять силы. Утро третьего дня девочка встретила лежа под поваленным дубом. Впрочем, к тому моменту, когда она очнулась, было уже не утро. Был полдень, и полуденное солнце припекало все сильнее. Луиза лежала и думала о том,что уже никогда не увидит маму. И папу. И любимую подругу Мери. У девочки не было сил даже плакать. И вдруг ее рук коснулось что-то легкое и шелковистое. Девочка скосила глаза, и увидела белое перо. Она попыталась взять перо, но оно не далось в руки. Дунул ветерок, и перышко полетело. Однако далеко оно не улетело. Впервые за три дня у Луизы проснулся интерес. Перо свободно висело в воздухе и будто ждало, когда девочка подойдет и возьмет его. Впрочем, как только девочка двинулась вперед, сдвинулось с места и перо. Луиза вернулась за рюкзачком и не колеблясь ни минуты пошла туда, куда вело ее перо. Через час девочка вышла на дорогу. Она находилась за много километров от дома, да и дорога была другой, но все равно это была победа! Через десять минут девочку подобрала машина. В ближайшем городке водитель притормозил перед полицейским участком. На утро следующего дня за Луизой приехали родители. Пришло время прощаться с перышком. Все это время девочка крепко держала его в руке боясь расстаться с ним и на секунду. Она даже забыла о своем шарике. Однако когда настало время садиться в машину к родителям, перо забеспокоилось. Прежде чем выпустить его, девочка вытащила из кармана шарик. Неожиданно ей захотелось пошалить! Она водила перышком по шарику и смеялась. Печали предыдущих дней вдруг отдалились. И вот тогда Луиза увидела. Увидела себя, Джона и золотоволосую малышку. С тех пор эта картинка преследовала девочку повсюду. Ей было всего девять лет, когда она увидела будущее. Изображение троих человек ярко сияло в глубинах шарика. Тумана, который все время клубился в глубинах, как не бывало. Все кончилось, когда ее окликнули родители. Перо вырвалось из ладони и тут же улетело подхваченное ветром. А шарик…Шарик больше никогда ничего не показывал. В его глубинах больше никогда не клубился туман. Это был просто стеклянный шарик. Похожий на миллион других шариков.Впрочем,это уже не имело значения. Для того чтобы увидеть свое будущее Луизе не нужны были никакие атрибуты. Стоило ей только подумать, как видение троих человек-двух взрослых и совсем маленькой девочки - вставало перед ней.

Вот уже целый месяц как Луиза не могла найти себе места. Ей казалось, что она совершила самую чудовищную ошибку! Она вышла замуж не за того человека! По ночам, укачивая маленького Билли, она перебирала всю свою жизнь и не могла найти выхода из создавшегося положения. Луиза думала что поторопилась. Что, если Джон не был ее суженным? Ведь на свете так много похожих людей! Однако женщина не могла представить рядом с собой другого мужчину. Она любила своего мужа. Любила своих детей. Когда врач осматривал ее на УЗИ и сказал, что у нее снова будет сын, Луиза нисколько не встревожилась. Что-же, сын так сын! Она еще молода и сможет родить через несколько лет желанную дочку. После рождения Билли, Джона и Луизу пригласил на беседу врач. Его приговор прозвучал, как гром среди ясного неба! У Джона и Луизы больше никогда не будет детей! Но как же так?! Значит вся ее жизнь и все ее стремления были напрасны? Луиза понимала, что ее поведение попахивает одержимостью и даже каким-то…фанатизмом, но сделать ничего с собой не могла! Ситуация разрешилась на следующее утро.

Утром Джон задал свои вопросы и получил на них исчерпывающие ответы.

Он ожидал от своей жены каких угодно ответов, но, то, что услышал на самом деле, было столь невероятным, что весь следующий месяц он прожил как во сне. Несколько раз он порывался рассказать обо всем родителям. Отбросив эту идею, он уже брался за трубку телефона, чтобы снова позвонить другу, но вдруг вспоминал заключение врачей. Но если его жена здорова, то тогда получается…На какое-то время супруги даже отдалились друг от друга.

Наконец Джон решился на повторный разговор. Луиза долго плакала и извинялась за то, что столько лет молчала, и боялась доверить мужу свою тайну. Джон утешал жену и просил только об одном. Луиза не должна отчаиваться! Не должна принимать поспешных решений. Если Луиза по-прежнему верит в то, что увидела в глубинах шарика, то он, Джон, готов помочь ей во всем. Вечером Джон долго всматривался в милые личики своих сыновей. Он знал, что решение придет. Надо только не форсировать события. Такое с ним уже было. Как только перестаешь думать над проблемой, днем и ночью, решение приходит само собой. Сбросив с себя бремя тайны, Луиза повеселела и стала даже вроде спокойнее. Однако Джон знал, что жена ждет. Несколько раз он ловил на себе ее вопрошающие взгляды. Был тихий осенний вечер. Джон сидел на ковре и играл со старшим сыном, Луиза кормила младшего. В гостиной тихо бубнил телевизор. Все дышало вечерним покоем и миром, как вдруг Джон почувствовал тоску. Это было невероятно, но Джон остро ощутил, что в этой комнате не хватает маленькой золотоволосой девочки. Решение было близко, почти на кончике пера. Того пера, которое вывело Луизу из лесной чащи. Через день Джон нашел решение. Он вспомнил свою двоюродную кузину. Муж кузины в детстве перенес тяжелую операцию и не мог иметь детей. После отчаянной пятилетней борьбы с бесплодием он (муж кузины) сдался и согласился на усыновление ребенка. Сейчас Майклу, усыновленному мальчику из России, было уже 12 лет. Когда раскрасневшийся Джон ворвался в дом, Луиза испугалась. Она решила, что что-то произошло с кем-то из родителей. Решение Джона огорошило ее. Спустя полчаса она подошла к мужу, и просто положила голову ему на плечо. В этом случае слов не требовалось. С этого момента события завертелись с бешеной скоростью. И все равно они двигались недостаточно быстро. Так казалось ангелу в далекой заснеженной России. Ангел давно понял, что девочка-инвалид, из-за которой он застрял здесь, является уникальным ребенком. Ей предстоит сделать что-то выдающееся. За то время, что ангел провел в стенах детского дома, он не смог оказать помощь как минимум десяти детям. Перья, предназначенные детям, не смогли покинуть своего владельца. Лунки, к которым крепились перья, воспалились, а сами перышки почернели и имели неприглядный вид. Ангел терпел, а что ему еще оставалось делать? Джон и Луиза за это время окончили курсы под громким названием «От сердца к сердцу». На этих курсах обучались люди, которые хотели стать приемными родителями. Когда курсы были окончены и можно было приступить к выбору ребенка, оказалось что в России существует закон. Усыновить и увезти в Америку можно только ребенка-инвалида. Больного ребенка. Однако супругов это не остановило. Их уже ничего не могло остановить. Им казалось, что время убыстрилось, и кто-то настойчиво подталкивает их в спину. Луиза пересмотрела множество фотографий. Но, ни в одном из альбомов фотографии девочки не было. Здесь Джон ничем не мог помочь своей жене. За месяц Луиза проделала огромную работу, но, к сожалению, бесполезную. Встречаясь в очередной раз с официальными органами, которые начали проявлять нетерпение, не понимая какого рожна надо этим настойчивым американцам, Джон с удивлением узнал, что есть еще один детдом воспитанников которого ему не показывали. Оказалось, что дети из этого детдома имеют очень тяжелые заболевания. И до сих пор никто из иностранцев не усыновил никого из этого детского дома. Хотя многие пытались. Однако, когда дело переходило из стадии рассматривания фотографий на стадию знакомства с живыми детьми, будущие приемные родители пугались, и отказывались иметь дело с инвалидами. Поэтому организация занимающаяся усыновлением и перестала водить иностранцев в этот детский дом. Джон потребовал фотографии всех воспитанников детского дома. Его требование было тут же удовлетворено. Луиза ждала Джона в гостинице. Фотография нашлась на третьей странице альбома. Девочка действительно была похожа на Джона. Когда Джон в первый раз увидел девочку, она сидела на горшке и была привязана к детской кроватке. Взяв малышку первый раз на руки, Джон чуть не расплакался. Таким худеньким и тщедушным был этот ребенок. Слезы мешали разглядеть кроху получше, однако малышка сама разобралась со слезами будущего папы. Она протерла Джону глаз. Впрочем, после этого, она тут же засунула этот палец в рот. Джон что-то говорил, златовласому эльфу, сидящему у него на руках. Он ворковал и сюсюкал. То есть занимался тем, что категорически запрещал себе и жене, когда воспитывал своих сыновей. Луиза не поехала с ним. Она просто боялась. Боялась, что опять ошиблась. Боялась, что фото обмануло ее. Боялась, что в действительности девочка окажется другой, не похожей на фотографию. Луиза не знала, что перья ангела никогда не ошибаются. В тот момент, когда обессиленная девятилетняя девочка поверила и пошла за пером, уже все было предрешено. Это не значит, что у Луизы не было возможности свернуть с выбранного пути. Конечно, такая возможность была. Но к счастью, для маленькой сироты из России, Луиза не воспользовалась этой возможностью. Девочку звали Тамарой, так назвала ее 16 летняя мать перед тем как отказаться от девочки. Джон и Луиза удочерили Тамару, когда ей исполнился годик. Когда супруги вместе с новой дочкой вернулись в Америку, маленькая Тамара получила другое имя. Ее назвали Джулией. В тот день, когда малышка стала гражданкой Америки, Джон, Луиза и Джулия сфотографировались все вместе. Круг замкнулся. Теперь уже действительно не было пути назад, потому что там, в прошлом, девятилетняя Луиза увидела именно эту фотографию в туманных глубинах шарика. Девочка из детдома оказалась пытливой, общительной, а еще она обладала сильным характером. Русским характером. В полтора года Джулии сделали операцию. Ей ампутировали ноги ниже колен и стали ее учить ходить. Для нее были изготовлены самые современные протезы. Прежде чем я расскажу, что произошло дальше, давайте отпустим ангела. Он устал от неподвижности и неизвестности. Стоило только ангелу узреть Луизу, как ему стало все понятно. Перо, конечно, не упало к ногам Джулии-Тамары, зато оно спасло много лет назад жизнь ее приемной мамы, а значит и жизнь самой Тамары. Потому что, через полгода Тамара умерла бы. Это в том случае если бы девочка осталась в детском доме. Если бы тогда ее не забрали бы из детдома, ее ждала бы короткая жизнь. Она бы пролежала привязанная в кровати, ходила бы под себя и просто умерла из-за отсутствия должного ухода. Она бы не только никогда не научилась бы ходить, но даже не научилась бы разговаривать. Однако вознесем хвалу богу за то, что он посылает ангелов тем, кто в них нуждается. У Джулии-Тамары все хорошо. Даже больше чем хорошо. Сейчас у нее есть протезы на все случаи жизни. Есть протезы для свиданий, есть протезы для презентаций. Есть протезы для встреч с журналистами. Джулия сейчас известная спортсменка. Ее знает весь мир. В 12 лет она выиграла свою первую олимпиаду в паралимпийских играх. Вторая олимпиада была в 14 лет. Третья - в 16 лет. Сейчас у Джулии 18 мировых рекордов, пять которых не побиты до сих пор. Вот так. Простенько и со вкусом. И вот что я вам скажу.

Не отчаивайтесь, если врачи вынесли вам приговор. Даже если грустный человек в белом подтвердит вам то, о чем вы уже догадывались. Даже если он войдет в кабинет, где вы ждете его слов как приговор и сообщит, что у вас никогда не будет детей. Поблагодарите доктора и идите прочь из больницы на улицу. Верьте, что и для вас у ангела припасено перо. Ищите перышко, и будьте счастливы!

Да, еще один момент. Если вдруг окажется, что пера для вас нет, усыновите ребенка. И бог обязательно подарит вам долгожданную беременность. Так случилось у Луизы. После того как они с Джоном удочерили Джулию, у Луизы родилось еще двое детей. Прошло время. И настал момент, когда младшая сестричка Джулии выросла и стала самой верной ее болельщицей.

Так верьте же в чудо и будьте счастливы!